в оглавление
«Труды Саратовской ученой архивной комиссии.
Сердобский научный кружок краеведения и уездный музей»


Стихотворения поэтов Сердобска

Собор на Сердобой

Престольному празднику в честь Архистратига Михаила, отмечаемому 21 ноября, посвящается...
Опять навстречу электричке
Бегут вдоль насыпи кусты,
Полынь, осинки-невелички,
Земли суглинистой пласты.

Огни Подгоренок блеснули,
И вдруг в просвете меж кустов,
Как быстротечный кадр, мелькнули
Пять золоченых куполов.

И вот уже открытый сразу —
От самой маковки до пят —
Взлетает храм, как лебедь красный,
Высок, стремителен, крылат.

Собор плывет над Сердобою,
Ввысь устремив две пары крыл,
Над рощей, городом, горою
Летит Архангел Михаил.

Над болью, немощью и пленом
Парит, крестами увенчан,
Прекрасный лебедь, храм нетленный —
Любовь и гордость сердобчан.

Галина Есипенко,
заслуженный учитель РФ

Светлой памяти Владимира Викторовича Тупикина,
автора книги «Размышление словесника» посвящаю...
Сонет

Ты посвятил мне книгу размышлений,
Ошибочен в забвении упрек...
Как Аввакум — твой «огнепальный» гений,
Шагнуть в костер за истину ты мог

Ты книгу ткал из пламени и тени,
Витийства жар ты вкладывал в урок
И в памяти остался поколений:
Артист. Учитель. Пастырь. Сам пророк.

Коляска, боль, отчаянье, запои...
Хмельная стопка или стопка книг?
Из тупика ты вышел. Смерть. Тупик.

Но в мире слов особые законы.
Здесь смерти нет. Не тлеет речь. Живой
Урок души — и страстной, и святой.

Галина Есипенко,
заслуженный учитель РФ

На 75-летний юбилей

Виктору Николаевичу Бабурину, с душой Художника и чуткостью Поэта!

Равновелик с сердобскою природой
И вечно молод, обновляясь с ней,
Сегодня ВЫ элегией иль одой
Отметите немалый юбилей.

​​И будет кадр печален, мудр, прекрасен
И отзовется эхом у друзей.
Не возрастом фотохудожник красен,
А качеством запечатленных дней.

​​Я повторюсь (учителя натура),
Желая Вам счастливых долгих лет,
БАБУРИН не рифмуется с халтурой.
БАБУРИН — сверхвзыскательности бренд!

***


Замедлен пульс, как ​​поступь октября.
А цвет, и звук, и запахи тревожат...
Любовь сверхсезоном назвали не зря:
В ней красная осень с весной синей схожа!


***


Ночь черна, и тьма пугает.
Но горит фонарь,как встарь.
Золотой огонь мерцает,
Превращая тьму в янтарь.

Как же осенью суровой
Не мечтать — мечту не тронь! —
Чтобы кто-то незнакомый
Для тебя зажег огонь!


***


Ваш каждый кадр — по цвету и фактуре —
Несет черты «глагольности» души.
Есть что сказать — и снимки хороши.
Вы бренд Сердобска, наш В. Н. Бабурин!


Два портрета


За кадром кадр перебирая снимки,
Чужой судьбы читая документ,
Я выделю два снимка Бирюсинки —
Любимой Вашей женщины портрет.

Вот юная прелестница и Муза —
Гармонии чистейший образец.
В содружестве натуры и искусства
Не отошел от истины резец.

С жемчужным ожерельем-фероньеркой —
Прекрасная без пудры и белил,
Как Пушкина Мадонна. Слепок верный
С брюлловского портрета Натали.

И вот второй. Платок из шелка — в ромбах.
Морщинок две на мраморный овал.
Жена, подруга, мать, хозяйка дома —
По-пушкински высокий идеал!

Пусть свет любви с любимою пребудет!
Есть прошлое, реальное и сны.
А имя Нина в Ваших снимках будет
Всегда звучать аккордами весны!


Живая память


Небо как ситец неброского цвета.
В центре простой немудреной земли
Поле чистейшего белого света:
Это ромашки взахлеб зацвели.

В белых сединах мужчина — без кепи,
Джинсы, кроссовки, цветной телефон —
Встал на колени в ромашковых дебрях.
Зрелость седая и юности фон.

Видно, не хватит разлета объятий,
Чтоб удержать белый сноп, как и птиц.
Вспомнилась молодость, белое платье
В запахе пряном пьянящей пыльцы.

В сонме ромашек мила в белой блузке,
Взгляд Бирюсинки и желтый платок.
Он бы любимую обнял до хруста,
Если бы только вернул ее Бог.

Чувства нахлынули дружно, и — скерцо! —
Слезы мужские — скупая роса.
Поле дало утешение сердцу.
Память ромашкой живой проросла...

Галина Есипенко,
заслуженный учитель РФ



 


назадътитулъдалѣе