в оглавление
«Труды Саратовской ученой архивной комиссии.
Сердобский научный кружок краеведения и уездный музей»

А. И. Дворжанский «Собор Михаила Архангела города Сердобска 1905–2005, к 100-летию освящения
Собор Михаила Архангела города Сердобска 1905–2005
к 100-летию освящения

Среди храмов Пензенской епархии самым грандиозным сооружением является собор Михаила Архангела города Сердобска. Его архитектуру можно охарактеризовать как официальное выражение «русского национального стиля»: монументальный объем храма должен знаменовать собой значение Православия как государственной религии России, а широкое использование традиционных форм и декора, характерных для архитектуры середины XVII века, — показывать связь православного вероучения с народными массами.

Именно эта идея и была использована при сооружении прототипа сердобского храма — Князе-Владимирского собора в городе Саратове, построенного в 1888 году в память 900-летия Крещения Руси по проекту саратовского городского архитектора Алексея Марковича Салько. В начале 1930-х годов Владимирский собор в Саратове был разрушен, а его сердобский аналог сохранился до сих пор. Сейчас, когда по всей России возрождаются храмы, Михайло-Архангельский собор, величественно возвышающийся над всей окружающей застройкой, как нельзя лучше иллюстрирует собой евангельские слова о том, что врата ада не одолеют Церкви Христовой, Святое Евангелие от Матфея глава 16 строфа 18, и она будет стоять нерушимо до скончания века, сколько бы не ополчался в своей гордыне обезумевший человек на Бога.

виды города Сердобск, Иллюстрация 1848 год, вид Сердобы с восточной стороны
вид Сердобы с восточной стороны
виды города Сердобск, Иллюстрация 1848 год, Нагорная площадь
Нагорная площадь
виды города Сердобск, Иллюстрация 1848 год, вид Сердобска из Пригородной слободы
вид Сердобска из Пригородной слободы
виды города Сердобск, Иллюстрация 1848 год, горный родник
горный родник

История многих храмов на Пензенской земле уходит в седую древность, к самому основанию населенных пунктов, возникших в так называемом «диком поле» в ходе колонизации края. Появление Сердобска как сторожевого пункта на юго-восточной окраине Русского государства относится к 1699 году, когда по велению Петра I, возвращавшегося из второго Азовского похода, на реке Сердобе было найдено место для постройки слободы, положившей начало будущему Сердобску. Тогда же была поставлена и небольшая деревянная церковь Михаила Архангела, первым священником которой стал Тимофей Иванов. Строили эту церковь пахотные солдаты — люди пятидесятника Тимошки Гущина, на которых возлагалась обязанность нести военную охранительную службу и сторожить корабельный лес. По имени церкви и возникшее поселение стало называться Архангельским, Сердобинская слобода тож. В 1711 году она была сожжена татарскими кочевниками. Сгорела и сама церковь. Вместо нее был построен новый деревянный храм, который простоял до самого конца XVIII века.

виды города Сердобск, Иллюстрация 1848 год
виды города Сердобск, Иллюстрация 1848 год, весенний розлив Сердобы
весенний розлив Сердобы
виды города Сердобск, открытое письмо, Соборная площадь
Соборная площадь
виды города Сердобск, открытое письмо, улица Московская
улица Московская

7 ноября 1780 года Большая Сердоба, как называлось к тому времени бывшее село Архангельское, была переименована в город Сердобск, относящийся к Саратовскому наместничеству. Уездному центру уже не пристало иметь главным храмом деревянную церковь, поэтому в 1796 году вместо нее построили каменный собор, сохранивший старое название. 9 апреля 1797 года он был освящен. Позднее у храма появились два придела: правый — в честь Казанской иконы Божией Матери и левый — во имя святителя и чудотворца Николая.

виды города Сердобск, открытое письмо, улица Московская
улица Московская
виды города Сердобск, открытое письмо, мост через Кладбищенский пруд
мост через Кладбищенский пруд
виды города Сердобск, открытое письмо, улица Калгановская
улица Калгановская
виды города Сердобск, открытое письмо, улица Московская с Нагорной площади
улица Московская с Нагорной площади

В это время в Сердобске имелись еше четыре церкви: две каменные — Казанская Нагорная и Казанская Заречная и две деревянные — кладбищенская Никольская и Крестовоздвиженская церковь на Песчаной площади. До настоящего времени из них сохранилась лишь Казанская Заречная церковь. История всех сердобских храмов хорошо изложена в недавно вышедшей книге Сергея Маркина «Православные храмы Сердобска», где особое внимание уделено собору Михаила Архангела, отмечающему в 2005 году свое 100-летие. Строился он 10 лет — с 1895 по 1905 год. Руководил постройкой сам автор проекта Алексей Маркович Салько.

архитектор Алексей Маркович Салько
архитектор А. М. Салько

Краткая история сооружения собора отражена в надписи, которую можно прочитать, поднявшись на хоры. Она свидетельствует, что закладка храма состоялась 28 мая 1895 года «при святительстве преосвяшеннейшего Николая, епископа Саратовского, коим положено и самое основание» собора. 2 апреля 1905 года епископом Саратовским и Царицынским Гермогеном был освящен главный престол во имя Архистратига Михаила. 4 октября 1905 года состоялось освящение правого придела в честь Казанской иконы Божиеи Матери, а 18 сентября 1908 года — левого придела во имя святителя и чудотворца Николая. То есть все три престола стали носить те же самые имена, что были и у старого собора. Далее говорится, что «внутренние стены соборного храма расписаны картинами и украшены орнаментами в 1909 году московскими художниками, наследниками П. П. Пашкова, при настоятеле собора протоиерее А. К. Образцове, иереях К. Г. Леонидове и заступившем на его место С. И. Смирновском, Н. Е. Преображенском, А. П. Золотареве; церковном старосте В. П. Попове, членах комитета по росписании храма градском голове К. К. Корнееве, С. И. Антонове». Здесь же указаны и члены строительного комитета по постройке собора: К. В. Кузьмин, председатель, протоиерей А. А. Соловьев, городской голова А. А. Миролюбов, Р. А. Кузнецов. Такой перечень имен и событий, связанных с храмом, — случай довольно редкий, жаль только, что инициалы скрывают от нас имена устроителей собора, которые мы обязаны поминать во время богослужений. Но зато известны имена преосвященных, освятивших закладку и главный престол Михайло-Архангельского собора.

собор Михаила Архангела в Сердобске, 1890-е годы
собор Михаила Архангела в Сердобске, 1890-е годы

Святитель Николай, Налимов, архиерейский путь которого длился почти четверть века, был рукоположен 5 августа 1890 года во епископа Ладожского, викария Санкт-Петербургской епархии. С 24 октября 1892 года он стал именоваться викарным епископом Гдовским, а 13 ноября 1893 года был переведен на самостоятельную Саратовскую кафедру, которую возглавлял на протяжении пяти лет. Одним из его первых деяний на саратовской земле была закладка в городе Сердобске огромного, особенно по уездным меркам, нового собора, успешному строительству которого в немалой мере способствовала проведенная в 1894 году через Сердобск железная дорога, по которой многие строительные материалы доставлялись из самой Москвы. Однако дождаться окончания собора ему так и не довелось — 16 января 1899 года он стал архиепископом Финляндским и Выборгским, а 8 апреля 1905 года был перемещен на Тверскую кафедру, которую занимал всего три месяца, после чего его назначили экзархом Грузии в сане архиепископа Карталинского и Кахетинского, но уже в следующем году он поменялся кафедрами с архиепископом Владимирским и Суздальским. Во Владимирской епархии ему предстояло оставаться до самой смерти, которая наступила 13 июля 1914 года.

старый и новый соборы Михаила Архангела в Сердобске
старый и новый соборы Михаила Архангела в Сердобске
Соборная площадь
Соборная площадь
открытое письмо, вид на номера госпожи Поповой и Собор
вид на номера госпожи Поповой и Собор

Более известным и, если так можно сказать, более значимым для нас является епископ Гермоген, Долганов, святительский путь которого начался сразу на саратовской земле — после возведения его 14 января 1901 года во епископа Вольского, викария Саратовской епархии. С 21 марта 1903 года он становится епископом Саратовским и Царицынским. 17 января 1912 года его отправляют «на покой», а если быть точным — в ссылку в Жировицкий Успенский монастырь Гродненской епархии за противление Распутину. В 1915 году его переводят в Николо-Угрешский монастырь Московской епархии, а сразу после Февральской революции — 8 марта 1917 года — назначают епископом Тобольским и Сибирским. В это время, когда совершилось крушение Российской империи, вдова Александра III Мария Федоровна Романова писала епископу, вновь надевшему святительский омофор:
«Владыко, ты носишь имя святого Гермогена, который боролся за Русь: это предзнаменование!!! Теперь настал черед тебе спасать родину».
Однако, спустя четыре месяца после вступления в управление епархией, он 15 апреля 1918 года, на Вербное воскресенье, во время совершения крестного хода был арестован, а 16 июня утоплен большевиками в реке Туре. Тело его с камнем на шее вынесло на берег, где оно 3 июля и было обнаружено. 2 августа его честные останки перенесли в город Тобольск и захоронили в Софийском Успенском соборе. В 2000 году на Юбилейном Архиерейском Соборе епископ Гермоген был причислен Русской Православной Церковью к лику новомучеников и исповедников Российских. Теперь сердобчане могут обращаться к нему как к своему заступнику и помощнику — ведь его нога ступала по плитам Михайло-Архангельского собора, здесь слышали его голос во время освящения главного престола.

епископ Гермоген, Долганов
епископ Гермоген, Долганов

Епископ Гермоген и должен возглавить синодик людей, связанных с Сердобской землей, которые пострадали за Христа в страшную годину лихолетий. В архиве Пензенского управления ФСБ есть сведения более чем на 50 сердобчан, которые были репрессированы за свое исповедание православной веры, 14 из них расстреляли, остальные получили разные сроки заключения. Некоторые из репрессированных непосредственно связаны с самим городом Сердобском, где в 1937 году были арестованы две группы церковников. В первую входил священник села Пяши Бековского района Никита Иванович Бесфамильный, псаломщик соборной и кладбищенской церквей Кузьма Никитович Яркин, член церковного совета этих храмов Дмитрий Евлампиевич Ларин, на момент ареста работавший санитаром ветеринарного пункта на железнодорожной станции, а также бывшая монахиня Рафаила, в миру Надежда Семеновна Самарина, которая пела в церковном хоре и читала псалтирь. По обвинению в антисоветской агитации — обычный термин, применяемый в то время к представителям всех слоев населения — 21 декабря 1937 года все они, кроме Ларина, были расстреляны, последнего приговорили к 10 годам заключения в концлагерь. Другая группа «врагов народа», состоявшая из самых его типичных представителей — сторожа, уборщицы, санитарки, няни, печника и двух домохозяек, была осуждена 29 ноября 1937 года. Их «преступлением» являлось то, что, как говорилось в обвинительном заключении «они, будучи связаны между собой как активные церковники и участники неоднократных контрреволюционных сборищ в доме Лушниковой, вели среди населения Сердобска агитацию за открытие церквей».

Члена церковного совета и ктитора Трифона Ивановича Полякова приговорили к восьми годам лишения свободы. По 10 лет получили сторож церкви, бывший регент Жуковского монастыря Бековского района Евдокия Михайловна Журавлева, уборщица церкви Татьяна Михайловна Китова, прихожанка Серафима Ивановна Тимофеева и председатель церковного совета кладбищенской церкви Анисья Ивановна Лушникова, мать четырех детей. А бывших монахинь Марию Степановну Казакову, работавшую санитаркой при железнодорожной амбулатории, и няню заразного барака Марию Кузьминичну Старостину приговорили к расстрелу. В заведенном на них следственном деле имеется запись, что приговор в отношении их приведен в исполнение 9 декабря 1937 года. Однако в книге Сергея Маркина помещена фотография псаломщицы и регентши сердобского собора Марии Кузьминичны Старостиной, которая служила в нем сразу после его открытия в 1946 году. Если это одно и то же лицо, то каким образом репрессивная машина могла дать сбой? Или же сотрудники ФСБ просто ошиблись, и в следственном деле в отношении М. К. Старостиной имеется совсем другая запись — о лишении свободы, которую она и обрела вновь в последние военные годы, когда из тюрем стали выпускать священнослужителей? К сожалению, вопросов сейчас, спустя многие годы, гораздо больше, чем ответов на них. Поэтому так важно запечатлеть нам на страницах все, что мы знаем и помним о тех, кто сохранил для нас православную веру — веру наших благочестивых предков, веру, в которую обратил языческую Русь более тысячи лет назад великий Киевский князь Владимир. Именно простые, малограмотные, но богатые душой люди — уборщицы, домохозяйки, сторожа, крестьяне — и служители религиозного культа, вернувшиеся из ссылок и тюрем, — надломленные, больные, но оставшиеся верными избранному когда-то пути служения Богу, — являют для всех нас пример в этой жизни. Особенно сейчас, когда многое продается и покупается, но в то же время — и когда есть реальная возможность впитать в себя благодатную силу Православия и почувствовать себя неотъемлемой частью того, что имеет своим названием высокое и емкое понятие «Святая Русь».

В марте 1944 года Пензенская епархия, казалось бы навсегда уничтоженная после расстрела в 1938 году епископа Пензенского Ираклия, Попова, была восстановлена. К этому времени на территории Пензенской области из тысячи существовавших до революции храмов оставались действующими всего лишь две кладбищенские церкви — Митрофановская в Пензе и Казанская в Кузнецке. За два года, прошедших с момента открытия епархии, к ним прибавилось еще 20 храмов, а во втором квартале 1946 года — еще четыре церкви, в том числе и Михайло-Архангельский собор в городе Сердобске, первое богослужение в котором выпало на Великий Четверг Страстной седмицы — 18 апреля 1946 года по новому стилю. В этот день, как мы знаем, вспоминается Тайная Вечеря, когда Господь наш Иисус Христос установил Таинство Евхаристии, то есть Причащения Тела и Крови Христовой. И весьма знаменательно, что новым днем рождения собора стал именно Великий Четверг — когда сотни прихожан, заполнивших в этот день до предела свой храм, впервые после долгого перерыва смогли приобщиться Святых Христовых Тайн, воссоединиться с Христом, которого они бережно хранили в душе все эти страшные годы. Два хора — правый и левый, которыми руководили регент Петр Дмитриевич Щетинин и псаломщица монахиня Мария Кузьминична Старостина — делали богослужение необыкновенно торжественным. С хоров по всему огромному пространству храма разливались песнопения и устремлялись вверх, где сквозь полуразрушенную кровлю купола виднелось небо. И, казалось, даже лики святых, испещренные следами от пуль, в этот праздничный день смотрят уже не так скорбно. А вечером, когда читались двенадцать Евангелий — отрывков, повествующих о страданиях и Крестной смерти Иисуса Христа, — то тут, то там вспыхнули маленькие язычки пламени от зажженных свечей, которые, памятуя о давней православной традиции, многие принесли с собой из дома.

епископ Михаил, Постников
епископ Михаил, Постников

Управляющим Пензенской епархии на момент открытия в городе Сердобске собора был епископ Михаил, Постников, назначенный на Пензенскую кафедру в июле 1944 года. Первым настоятелем Михайло-Архангельского собора он поставил протоиерея Иоанна Александровича Виноградова, который, однако, был в этой должности совсем немного — преклонный возраст и прогрессирующая слепота не позволяли ему с должной энергией заниматься восстановлением храма. Поэтому уже 6 июня 1946 года настоятелем стал протоиерей Александр Дмитриевич Зарин, прибывший в Сердобск из Вадинска. Вторым священником был определен протоиерей Алексий Иванович Боженов, а диаконом — Владимир Андреевич Султанов, переведенные в Сердобск из Успенского кафедрального собора города Пензы. В алтаре прислуживал монах Мисаил, очень любимый прихожанами, который проработал в соборе 17 лет и скончался 28 мая 1963 года.

А. Д. Зарин пробыл в Сердобске всего лишь год, 1 июня 1947 года новый управляющий Пензенской епархией епископ Кирилл, Поспелов, перевел его на ту же должность к Троицкой церкви в селе Усть-Вазерки Бессоновского района, а настоятелем Сердобского собора стал Алексий Боженов. В 1950 году на настоятельское место был назначен переведенный из Мордовии отец Сергий Басов, который пробыл им лишь до второго квартала 1951 года, и 21 апреля того же года настоятелем снова стал протоиерей Александр Зарин. Вторым священником собора продолжал оставаться Алексий Боженов. Иоанн Виноградов в 1951 году вышел за штат, хотя и продолжал по мере сил участвовать в богослужениях. В декабре 1955 года он скончался.

архиепископ Кирилл, Леонид Николаевич Поспелов, Пензенский и Саранский
архиепископ Кирилл, Поспелов, Пензенский и Саранский

В Сердобском соборе после его открытия вовсю кипела приходская жизнь. Прежде всего надо было отремонтировать крышу храма, что в то время сделать было очень трудно, так как стройматериалы церквям было запрещено отпускать. Иконы для иконостаса члены причта и церковного совета заказывали за свой счет. Крестили людей первое время сразу по нескольку десятков человек. Приток прихожан, воодушевленных возможностью наконец-то отправлять свои религиозные потребности, был огромным. Однако праздничная атмосфера стала постепенно уступать место будням, в которых все чаще и чаще складывались ситуации, обычно возникающие, когда люди ежедневно вынуждены общаться друг с другом: разные характеры, личные интересы стали диктовать им поступки, от которых церковную жизнь начало лихорадить. Да, кроме того, всегда найдется человек, который из чувства зависти, а то и прямой корысти готов пренебречь общим делом ради собственной пользы. Печально об этом говорить, особенно в дни 100-летнего юбилея собора, но стремление выносить сор из избы, да еще на самый верх — вплоть до Святейшего Патриарха, к сожалению, за 60-летнюю послевоенную историю Сердобского собора из отдельных случаев давно уже превратилось в тенденцию. Еще в 1954 году один из священников собора сказал фразу, которая остается актуальной и по сей день: «Сердобск — приход беспокойный, разбит на партии». Он знал, что говорил, поскольку сам являлся представителем и, более того, вдохновителем одной из таких партий.

епископ Кирилл и служащие Михайло-Архангельского собора, 1947 год
епископ Кирилл и служащие Михайло-Архангельского собора, 1947 год

Сразу после открытия собора в нем сложилась не совсем нормальная ситуация, когда в храме одновременно служили три протоиерея, каждый из которых имел несомненные заслуги перед Церковью. Но на должность настоятеля мог претендовать, естественно, только один. Двое других должны были ему подчиняться. К тому же место настоятеля, само собой разумеется, предполагало и большую, по сравнению с другими священнослужителями, долю от братских доходов. А тут еще разные группы верующих стали оказывать предпочтение тому или иному из священников, что только разжигало их проснувшееся самолюбие. Были и другие причины, послужившие источниками длительного конфликта, в который оказались втянутыми все священнослужители, а также и церковный совет, где, в свою очередь, шла своя борьба за влияние. Именно поэтому так часто в первые годы в Сердобском соборе и менялись настоятели.

Казалось бы, где как не в церкви должны понимать несущественность и даже вредность для спасения души чрезмерной озабоченности мирскими делами? Но, увы, люди есть люди. Поэтому, чтобы оградить священнослужителей от многих будущих искушений, перед рукоположением с них берут присягу, в которой они обязуются подчиняться архиерейской воле — и этой ответственностью за всех перед Богом на владыку налагается дополнительный крест, тяжесть которого известна только самому архипастырю. И пусть он даже не прав — у него есть свой Судья, который с него спросит. Дело же рядового пастыря — безропотно служить Богу и людям.

Юбилейная дата обязывает нас оставить в анналах истории Михайло-Архангельского собора города Сердобска биографии служивших в нем священников. Если они и делали в жизни какие-то ошибки — Бог им судья, но все,они совершали главное — приводили людей ко Христу, сохраняли веру православную. И за это им низкий поклон и вечная память.

протоиерей Иоанн Александрович Виноградов
протоиерей Иоанн Виноградов

О первом послевоенном настоятеле собора Иоанне Александровиче Виноградове практически ничего не известно, поэтому стоит только поблагодарить Сергея Маркина за опубликованную в его книге фотографию священника, которую мы с признательностью к автору публикуем и в своем юбилейном труде. Сведений о втором священнике собора Алексии Ивановиче Боженове имеется гораздо больше. Служение его Церкви Христовой началось еще в 1912 году, когда он поступил псаломщиком в Крестовоздвиженский собор города Верхнего Ломова. В 1916 году он был рукоположен во диакона к Крестовой церкви Донского Архиерейского дома, а следом — во священника к Александровскому собору станицы Великокняжеской, где он прослужил 20 лет. В 1937 году отец Алексий, как и многие священнослужители, был арестован и находился в заключении до 1943 года. С 1944 по 1945 год состоял настоятелем Митрофановской церкви города Пензы, затем с 1945 по 1947 год — священником Успенского кафедрального собора города Пензы, после чего епископом Кириллом был направлен в Сердобск вторым священником Михайло-Архангельского собора.

протоиерей Александр Дмитриевич Зарин
протоиерей Александр Зарин

Александр Дмитриевич Зарин также был иереем дореволюционного посвящения. В 1903 году он окончил Пензенскую духовную семинарию и епископом Пензенским и Саранским Тихшом, Никаноровым, в 1904 году был рукоположен во священника к Михайло-Архангельской церкви села Бибикова Мокшанского уезда, а в 1914 году перемещен на второе священническое место к Троицкой церкви заштатного города Шишкеева Инсарского уезда. Кроме своих прямых священнических обязанностей на него возлагались и другие, в частности, он являлся заведующим и законоучителем Сумароковской второклассной церковноприходской школы Мокшанского уезда, окружным следователем по второму благочинническому округу Мокшанского уезда, председателем Шишкеевского волостного комитета помощи беженцам. Во время Первой мировой войны его направили в действующую армию священником 552-го Сольвычегодского полка, где он находился до 12 января 1918 года. После возвращения домой отец Александр служил в Троицкой церкви села Летки Рузаевского уезда. С 1929 по 1933 год находился в заштате, а 8 июля 1933 года епископом Саранским Филиппом, Перовым, назначен настоятелем Никольской церкви села Старого города Темниковского района и в том же году получил сан протоиерея. 8 марта 1934 года А. Д. Зарин был перемещен к Троицкой церкви рабочего поселка Виндрей Торбеевского района Мордовии и состоял благочинным по Темниковскому и Торбеевскому районам. И тут с ним произошло то, что наложило несмываемый отпечаток на всю его дальнейшую биографию. В октябре 1934 года он перешел в Григорианскую ориентацию, как назывался тогда один из расколов, возникший не без содействия органов НКВД в лоне Русской Православной Церкви в 1926 году по инициативе архиепископа Екатеринбургского Григория, Яцковского. Однако к этому времени руководителя раскола уже не было в живых — он скончался еще в 1932 году, а в 1933 году покончил с собой и другой влиятельный деятель этого раскола — епископ Борис, Рукин, который у раскольников именовался митрополитом, поэтому вступление Александра Зарина в эту оппозицию могло быть продиктовано лишь одним — страхом перед набиравшими силу арестами сторонников митрополита Сергия, Страгородского — будущего Патриарха Русской Православной Церкви. Однако в самый страшный 1937 год священник все же нашел в себе мужество раскаяться в отступничестве и вернулся под начало законной церковной власти, 8 декабря епископом Пензенским и Саранским Ираклием он был принят в каноническое общение с Русской Православной Церковью и назначен настоятелем Иоанно-Предтеченского храма города Саранска. Это произошло ровно за две недели до ареста преосвященного, который 22 декабря 1937 года был арестован, а 14 февраля 1938 года расстрелян. Вскоре после этого были закрыты почти все оставшиеся еще церкви.

~ 1 ~

 


назадътитулъдалѣе